Таня Каренина (tanya_karenina) wrote in goodpeople,
Таня Каренина
tanya_karenina
goodpeople

Интервью с художником Виктором Фёдоровым: Часть 2



Начало интервью смотрите ЗДЕСЬ


Виктор Федоров и его семья


ТК: Витя, в прошлый раз возник вопрос о твоем образовании. Я спрошу шире. Мой друг-художник, например, считает, что умение и совершенствование визуального таланта (если можно так сказать) - может состояться вне зависимости от возраста. И советует не забивать ребенку голову обучением рисовать. Как учился ты? И что из этого вынес? А сам любишь учить?

ВФ: Согласен с твоим другом-художником. На самом деле как-то так устроен у нас глаз, ум: человек взрослеет, познает, больше видит, больше соприкасается и работает с теми или иными картинками (жизненные картинки, кино-кадры, фотографии + особенности труда и профессии и др.) - то есть, все так выстраивается, что человек визуально растет автоматически, если так можно говорить. И тут возраст работает на нас, в отличие, например, от ситуации, скажем, с артистами балета.

Своим детям не забиваю голову специализированным ИЗО-обучением; мы с ними частенько рисуем вместе и, по-моему, им этого вполне хватает. Чему-то учу их сам, конечно, хотя не очень-то и люблю учить этому делу.

Как учился я? Сейчас мне кажется, что, так или иначе, - учился постоянно. Мои отец и мать по образованию инженеры. В советское время работали по профессии на кафедре "Детали машин" в Политехническом институте. («Хо-хо», - сказала я на Лилушкин манер про своих родителей с кафедры «Колесные машины и механизмы» - ТК).

С раннего детства помню то, что был постоянно обложен большими листами ватмана (А1) с чертежами различных деталей, некоторые чертежи, как сейчас помню, казались мне очень причудливыми, многие нравились. Часть из этих чертежей (утиль) родители отдавали мне, и я что-то подрисовывал к ним, что-то вырезал из них, вырезанное раскрашивал.

(Не могу не вспомнить трагическую историю, как моя мама не без труда - с 3-летней-то мной - начертив листов двадцать формата А1 для защиты диплома, отошла ненадолго, а когда вернулась, застала меня с жирным синим карандашиком в руке – я «дочерчивала» уже последний лист. Тоже помню явно и свои каляки-маляки, и как мама горько плакала, бедная! – ТК)

Потом, когда мне стало где-то лет 5-6, отец открыл для меня копирку. И я начал копировать все свои детские книжки. Помню, как солдат, танки и БМП из какой-то детской патриотической книжки я закопировал настолько, что они выпали: копировал ручкой, которая, со временем, от постоянной обводки, - прорезала бумагу.

(А я почему-то копировала рисунки гномиков из Белоснежки, а потом дарила их одноклассникам – ТК)

К 6-7 годам отец купил выжигатель и показал, что переводить через копирку можно не только с книжных/журнальных/газетных картинок на бумагу, но и на фанерные дощечки, а потом выжигать. Помню, меня это совершенно, целиком захватило. Мы жили в общежитии. Это было пространство многолюдное, открытое и расположенное ко мне - мне удалось насобирать/добыть очень много всяких дощечек у жильцов. Не помню, сколько недель или месяцев я ежедневно что-то выжигал, но, в конечном счете, у меня получилась огромная пачка дощечек с различными выжженными картинками. Один сосед с нашего общежитского коридора, бородатый дядька, посоветовал мне: "Просто выстави все свои дощечки в коридоре на полу - это будет вернисаж". Так, где-то в возрасте 7 лет я уже организовал свою выставку. Дощечек было столько, что удалось обставить весь периметр довольно просторного общежитского коридора за исключением входных соседских дверей. Никаких отзывов я не получил, но и не искал их, и вся эта история как-то тепло сидит в моей памяти.

(А меня дедушка учил выпиливать лобзиком – каждое лето на мои каникулы он планировал некий лобзиковый проект. Но всё тоже кончилось драматично – в одной из сложных деревянных штуковин ночью застрял и самоудушился мой любимый хомяк Чуня. Больше я не выпиливала. – ТК)

В начальной школе пытался рисовать какие-то комиксы про кунгфуистов, про ниндзя. Где-то тогда же глубоко проникся масляной живописью. Помню, мы были с матерью в Москве, на Арбате. Там было много разных картин. И, похоже, они были совсем свежие. И пахли маслом. И мне вскружило это голову. И уже тогда понял, исключительно только по запаху, - что обязательно попробую работать маслом. Сейчас это мой любимый материал.

(Относительно недавно я была в мастерской-мансарде у своего учителя-художника, тоже в деревянном центре города - точней, в доме с деревянными перекрытиями – и тоже испытала восторг от всего вот этого: мольберты, краски, кисти! Но маслом пыталась мазюкать один раз – и вышло, прямо скажем, не очень. – ТК)

Далее, в подростковом возрасте, когда начал сильно влюбляться в девочек, - пытался изображать их: незаметно делал какие-то зарисовки одноклассниц.
Что-то почитывал: мать, видя интерес, - то и дело где-то доставала разные книги про разные техники рисования, какие-то самоучители. Охотно впитывал эту информацию.
Потом, по окончании школы, как-то все так завязалось, что мы с моим другом-одноклассником порядком чудили в ИЗО-пространстве, и что-то получалось неплохо. Именно тогда, благодаря ему, я проникся идеей, что рисовать можно вдвоем на одном полотне в две руки.

(Интересно, рисовать в две руки - примерно то же самое, что играть в четыре? - ТК)

Мои студенческие годы не были связаны с живописью, но, то и дело, - посещал какие-то рисовальческие площадки.

Что-то внятное/умное/дельное в ИЗО-плане у меня начало происходить после женитьбы, после того, как у меня появилась семья. Тогда бизнесы начали выстраиваться так, что мне пришлось освоить векторную и растровую графику. Работал в разных программах. Делал дизайны сайтов для своих бизнесов, логотипы, этикетки к различной продукции, визитки, каталоги, баннера и др. Понял, что ИЗО - это мощный бизнес-ресурс.

Потом как-то все сложилось, что решил походить на абитуриентские курсы в Красноярское Суриковское училище. После годичной подготовки вышло так, что поступил на платное обучение. Суриковское - это очень сильное учебное заведение! Держаться там возможно, если практически полностью отдаваться делу. Выпускники Суриковского - достойные ребята. И я начал погружаться худо-бедно. Но такое, даже очень худо-бедное, погружение стало отражаться на моей семье и на бизнесах. Проучившись год, забрал документы и с радостью расстался с этим учебным заведением.

(Витя, как я просила родителей отдать меня в Суриковскую школу в 5 классе! Ты меня сейчас прямо успокоил их словами - насчет "держаться там возможно, если.."! Значит, родители этого и боялись, и были правы! - ТК).

Дальше несколько лет мыкался по разным студиям и мастерским - осваивал масло. Потом выходил на ИЗО-бизнес, на ИЗО-рынок со своими готовыми работами и с темой портретов на заказ.

А сейчас я наконец-то вошел в колею - и понял, что для меня РЖК (рисунок, живопись, композиция) - это только индивидуальное интеллектуальное отвлечение от повседневных семейных, трудовых и житейских задач. По этой колее я и буду ехать дальше, долго ехать, полагаю:)
Вот и все, что я вынес из своего обучения...


ТК: Какой отклик от своего рода занятий в идеале ты хотел бы получить? Скажу честно: я видела в твоем ЖЖ картины на заказ, и считаю, что это как раз тот случай, когда выполнено качественно, но парадный портрет как жанр – явно не область твоего интереса. Я права? И тут - сразу все вопросы про коммерциализацию искусства и умение "продавать себя".

ВФ: У Андрея Тарковского есть замечательная фраза: "Если убрать из человеческих занятий все относящиеся к извлечению прибыли, останется лишь искусство". Не менее замечательное изречение есть и у Энди Уорхола: "Бизнес - лучшее искусство". В каждой из этих фраз мне очень комфортно…


Про коммерциализацию искусства и умение "продавать себя" много всего понаписано и сказано, много что читал и слушал, много с кем общался на эту тему.
Моя собственная позиция сформировалась давно: некоммерческое искусство классно, - раз, и самовыразился, насладился процессом в своем ритме, что-то открыл для себя в ходе ИЗО + быть может, получил какую-то реакцию. Коммерческое - тоже классно: выразился/самовыразился/полепил под заданную схему, и тебе заплатили, - всем хорошо! Больше я ничего не могу сказать про все это. Разве только могу добавить, что если вы решили основательно встать на коммерческие рельсы в области искусства, то надо учиться "продавать себя"/свой продукт и, отбрасывая всякие предрассудки, - следует погружаться в освоение маркетинга, менеджмента, экономики в целом или, лучше, следует плотно взаимодействовать с людьми, которые уже стоят на обозначенных рельсах, учиться у этих людей, просить каких-то советов, пытаться применять (или не применять) эти советы. Если и это не вариант, то можно просто найти людей, которые умеют продавать и навязать людям продукт, в том числе - ваш продукт. Если торг-возня совершенно не ваше - можно пойти на авось: рисовать, писать и - будь что будет; не исключено, что если делать свое дело мастерски и от души, то кто-то предприимчивый сам найдет вас, но не исключено и обратное, особенно сейчас, когда на рынке так много предложений от разных художников, которые не только обучены делу живописи, но и умеют рулить так, чтобы находили их.

Что касается моей собственной практики торговли искусством: когда мое освоение живописи привело к тому, что у меня стало худо-бедно получаться что-то внятное, - стал, одним словом, получаться продукт, - меня сразу понесло путем профдеформации. Это моя предпринимательская заточка (сложно подобрать иное слово) привела к тому, что в определенный момент я свел свое ИЗО-стремление, свою ИЗО-целевую установку к формуле: пишешь, даришь, оставляешь себе, продаешь. Получалось все: и дарить, и оставлять себе, и продавать. Вышел даже на бартер: одна особа предложила мне ящик дорогой водки за "Хурму и розы ". Вот скоро оформлю в рамку, и сделка осуществится.


viktorfeds. "Хурма и розы". Холст 40х50см. Масло.

Но бартер - это какая-то неожиданная случайность, вероятно. Больший же акцент делал на продажи. Продавал через красноярские художественные салоны. Продавал через ярмарки (часть одного из моего бизнесов связана с ярмарочной и фестивальной розничной торговлей).
Потом пришла идея пораскручиваться на ИЗО-рынке "на заказ". Так пошли портреты.

Ты, Таня, хорошо почувствовала, что портрет на заказ - это что-то не мое. Портрет на заказ как жанр - противоречивая штука у меня. Потому что, по мне, за портрет надо/хочется браться, когда ты влюбился в человека. Речь совершенно не о гендерных вещах и не об интимных чувствах. (Отлично понимаю тебя. – ТК).

Речь скорее и по большей части о той ситуации, когда ты выделил человека, проникся им, его лицом, его глазами, руками, его жизнью, его речью, его запахом, когда что-то в этом человеке тебя задевает за живое, шевелит твою душу, даже, быть может, подкашивает твои точки опоры, привычное тебе видение этого мира, сдвигает тебя как-то. Только тогда мне по-настоящему хочется писать человека и то - чаще текстом.
Портреты на заказ, думаю, редко пишутся по любви…

С коммерческой же точки зрения портреты на заказ тоже показали мне провальность этого дела ввиду моей ситуации: пока возился - приличная часть моей энергии уходила не туда, где я могу уверенно и быстро заработать необходимое количество денег. Пока писал портреты на заказ - терял деньги. Продолжу писать портреты на заказ - продолжу терять деньги.

Теперь я полностью вышел из этой темы.
К портрету не на заказ - у меня есть интерес, но все это подвисает у меня где-то в каком-то иррациональном пространстве: как, когда, за счет чего может произойти щелчок, чтобы взяться за кисть и изобразить человека/личность - совершенно не ясно мне. Пусть эта иррациональность живет своей жизнью, и если на меня что-то найдет - не исключаю, что полеплю портрет/ы в стиле Модильяни, или в стиле представителей творческого объединения "Бубновый валет", или в стиле Сезанна, или путем синтеза озвученного выше с вкраплением чего-то своего.


П. Сезанн. "Юная итальянка".

Касательно отклика - он был бы для меня важен, если бы я продолжил гнуть коммерческую линию. И важен был бы такой отклик, который работал бы на мой имидж + увеличивал бы число заказов или продаж готовых работ. А так как я твердо пришел к тому, что мне не интересно зарабатывать деньги в этом срезе, и рисование для меня лишь отвлечение/развлечение, - то теперь мне как-то тут сходу не думается об отклике.

ТК: Витя, меня очень занимает изображение людей и поз, которое ты пошагово продемонстрировал в своей последней работе с арбузом. Это страшно сложно и это же интересно. Расскажи, как ты это делаешь? Кто тебе позирует? Если не секрет? Поз же множество-премножество. Еще не от всех добьешься нужной. Вообще, как складываются отношения художник-модель?

ВФ: У меня ограниченный опыт работы с моделями. Если вспоминать какое-то дельное позирование, то это только моя жена, несколько друзей, несколько студенток из Суриковского училища. Но уже этого опыта мне хватило, чтобы понять, что сейчас, уже вне всякой школярной обстановки, не стану писать человека с натуры, пока что-то не произойдет на каком-то внутреннем уровне. Но это - только часть дела: дождаться, когда родилось что-то, что побуждает тебя поделать зарисовки с того или иного человека. Другая и важнейшая часть - знакомство должно быть (если это новый человек), расположение, принятие, взаимный интерес к тому, чтобы что-то визуализировалось изобразительными средствами, то есть отношения художник-модель должны складываться только хорошо, у меня, + мастерская какая-никакая должна быть.

Мое сегодняшнее положение не позволяет мне на деле вариться во всем этом. По этой причине, в последнее время (пожалуй - это надолго), касательно человека, - работаю методом Э. Дега: наблюдать, не рисуя и рисовать, не наблюдая. Постоянно наблюдаю за людьми, за близкими, за посторонними, за их мимикой, пантомимикой, ритмом телодвижений, манерами. И запоминаю, запоминаю. Правда, иногда, - делаю мгновенные 3-10 секундные зарисовки: уловил телодвижение человека - тут же взял некую основу, а дальше дождался, когда этот человек сделает какое-то похожее телодвижение - продолжил зарисовку. Если этот человек пропал с поля зрения - могу пренебречь и опереться на фигуру другого человека, чтобы продолжить начатое. Так что-то получается, несмотря на то, что объекты не позируют, а находятся в непрерывном движении. Иногда смотрю кино/телепередачи/клипы - и поступаю так с задевающими меня персонажами и, бывает, специально не ставлю на паузу, - чтобы брать, как из реальной жизни.


viktorfeds. Скетч при просмотре клипа.

Так как-то шлифуется у меня некая, что ли, сноровка уловить и запечатлеть. Потом все это собирается в кучку: то, что засело в памяти при наблюдении + то, что запечатлел мгновенными зарисовками + какие-то, порой, журнальные или ТV-картинки/фото, что-то вырезаю + двигаю вырезки - все это как-то, само собой начинает срастаться-заплетаться в моем уме, и - рождается композиция, как в случае с тем же "Поеданием арбуза...".
С лицами, в ходе наблюдения, у меня выработался такой, криминалистический, что ли метод, похожий на тот, когда составляется фоторобот. Если взять мои ЖЖ-циклы "Лето торговое" и "Трасса Р-255", то имеющиеся там лица я запоминал, разграничивая. Вот, скажем, мясник Василий (еще, правда, не изображал его и не писал о нем). Он мне запомнился. Так что если начну изображать его по памяти (другого варианта, пожалуй, нет, и не будет), то возьму прищур и нос от современного актера Сергея Маковецкого, лоб и структуру волос возьму от бойца смешанных единоборств Александра Емельяненко, а губы и подбородок, чуть расширив, - возьму от Петра Мамонова. Во все это, от себя, привнесу нечто, что придаст выразительности и живости этому "фотороботу" (у меня это получится, потому что я проникся этим человеком). Поверь, Тань, полученное изображение, в итоге, - можно будет назвать скетч-портретом мясника Василия!

(Круто, надо же! Василий обещает быть неожиданным! Но мне кажется, это немного в тему частой схожести лиц – я тоже обожаю искать прототипы – например, актеров: постоянно хочется найти, на кого же он похож? – ТК)

ТК: И касательно новых форм. Существуют каноны, заложенные классиками, и оценить уровень мастерства и вкуса в классических (или модернистских) пейзажах и натюрмортах ещё как-то возможно. Но как быть с новым искусством - где мы видим смешение жанров, форм, появление надписей и вообще полную свободу выражения? Такая свобода не пугает? Как вообще приходит в голову что-то где-то написать или часть рисунка не закрашивать? Как оценивать современное искусство такого рода - просто нравится/ не нравится? И, кстати, как художники оценивают друг друга? Это конкурентная среда? Враждебная или дружественная?

ВФ: Убежден - есть что-то здравое, когда, в любой сфере, начинаешь двигаться с чего-то канонического. Такой путь/подход, в том числе, дает правильную/здоровую осанку + вырабатывает некое чутье к тем или иным течениям (какой бы области искусства мы ни касались).

Со свободой все не просто - это же такое многогранное понятие. Но мне кажется, если говорить только о живописи, - свобода художника может пугать (лучше сказать, настораживать), когда она (эта свобода) складывается у него (художника) как служение чему-то откровенно безнравственному, разлагающему зрителя, общество, культуру. А в остальном свобода в живописи, на мой взгляд, - едва ли должна чрезмерно настораживать, и позиция нравится/не нравится - будет вполне для этого подходящей и, пожалуй, исчерпывающей. Но это очень субъективно и только про живопись.

Что касается того, как приходит в голову что-то где-то написать или часть рисунка не закрашивать, то, касательно, закрашивать - это что-то совершенно интуитивное, иррациональное у меня. А касательно что-то написать - это сознательная фишка. И все такие письменные фишки описываю, отстаиваю, потому что, как уже говорил выше, - это просто надо делать (отстаивать).

Далее, мне сложно сказать, как художники оценивают друг друга. Сам оцениваю как-то так, что глядя на картину, думаю: о какая, было бы интересно пообщаться с ее автором! Когда это возникает, то сходятся некие глубинные контакты - и положительная оценка происходит.

Насчет конкуренции. За собой наблюдаю, что у меня это что-то гендерное, и только в срезе масляной живописи: испытываю что-то конкурентное к мужчинам-художникам, работающим маслом. Женщинами-художниками, - особенно теми, кто работает маслом, - я в основном восхищаюсь (на мой взгляд, цвет они чувствуют тоньше/краше/инстинктивно глубже). Ни разу не замечал в себе что-то конкурентное по отношению к художницам. Со многими художницами работал маслом в связке, иногда в две руки, и всегда только восхищался. Да, - еще и учился!

А враждебное ли или дружественное это конкурентное пространство - пожалуй, определяет уровень культуры того или иного человека + приоритеты, отчасти: так, для художника Н. - живопись дело всей его жизни, а для М. живопись - шалость: Н. и М., вероятно, будут по-разному конкурировать с теми или иными художниками и, скорее всего, по-разному реагировать как на успех, так и на серость, как на похвалы, так и на критику.

ТК: Еще вопрос: искусство - это вся жизнь? Что, кроме него важно для тебя?

ВФ: Если говорить об искусстве не обобщенно, а предметно, выделяя тот или иной вид (музыка, живопись, кино и др.) - для меня это не жизнь. Для меня искусство, живопись, - это интеллектуальное отвлечение/развлечение.

У меня есть приятель. Он систематически ходит в шахматный клуб. Превосходно играет. Как-то я дознавался у него, зачем ходить просто так играть, не заявляя о себе, на зарабатывая на этом? Ответ получил размытый, но ощущенчески понял, что шахматы - это его живопись, переводя на мой язык.

С одной стороны это как-то мелковато, что ли, - живопись как отвлечение. Но, с другой стороны, когда (совсем недавно) я окончательно сроднился с этой мыслью (живопись как отвлечение), она мне многое открыла и дала:
а) перестал печься, что, мол, надо как-то целенаправленно и систематически заявлять о себе и продвигаться в плане ИЗО-бизнес;
б) под смешным углом увидел свою ИЗО-динамику: поскольку живописью я лишь отвлекаюсь и, по существу, никуда целенаправленно не иду, то я никуда, вероятно, и не приду - как художник(!) - "поди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что ";
в) отмел идею поступать в какие бы то ни было учебные ИЗО-учреждения;
г) само собой обнаружилось, что у меня есть набор композиционных тем, в рамках которых хочу от души ИЗО-экспериментировать.

И все это открыло то, что раз я так легко отношусь ко всему этому ИЗО - занятие живописью позволяет мне интересно и без надрыва получать нечто большее, чем само ИЗО: живое общение с интересными людьми, сотрудничество, занимательные переписки, позитивное движение, прекрасную созидательную площадку для взаимодействия муж-жена, отец-дети и др. Вот это - важно для меня, обращаясь к твоему вопросу!

Мне кажется, искусство не может быть жизнью, но может делать жизнь интереснее, богаче, насыщеннее, глубже. А может кому-то полезно выйти из глубины - искусство и в этом гораздо подсобить.

Еще, мне кажется, что трагические судьбы некоторых художников мирового значения и художников малоизвестных - связаны с тем, что эти люди, как-то слишком близко подходили к границе того, когда допускается опасная (на мой взгляд) мысль, что искусство может быть жизнью или чем-то чрезмерно значимым в жизни.

ТК: Что такое есть художник сейчас? Отличается ли это от того, что было раньше?

ВФ: Это сложный вопрос. Пожалуй, во все времена, художник - это не только/не столько человек, который овладел ЗУНами (знаниями-умениями-навыками) в области построения/лепки формы, в области перспективы, компоновки, цветоведения и др. Художник... - мне кажется, это такая штука, в которой на первом месте, во все времена, базово, стоит некое желание что-то выразить красками/цветом/светотенью/предметами. Если это желание + имеющиеся ЗУНы помножаются на некую харизму и стиль - происходит какая-то химия под названием художник.

Сегодня, на мой взгляд, вся эта картинка отличается от того, что было раньше. Эта конструкция под названием «художник» в большей степени держится на харизме и стиле. Вышеупомянутые ЗУНы перестают играть ту роль, которую они играли в прошлом. И на фоне всего этого под каким-то особенным углом продолжают входить ЗУНы компьютерные (многие художники овладевают ими), привнося нечто совершенно новое пока еще трудноопределимое в понятие "художник".

ТК: Кто твой любимый художник или художники, которых ты особо выделяешь?

ВФ: Мой любимый художник О. Ренуар. Раз уж начал с европейской стороны, - выделяю К. Моне, Э. Дега, К. Писсаро, отчасти П. Сезанна и П. Пикассо. Из знаменитых российских дореволюционных - это В.М. Васнецов и, с недавних пор, начал открывать для себя В.И. Сурикова (это очень сильный художник, такой, - маскулинный; и это прекрасный компоновщик, - настоящий композитор, мастер композиции, широкой богатой русской композиции).
Из восточного пространства могу выделить различных представителей японской гравюры.
Из советских выделяю и очень сильно люблю Евсея Евсеевича Моисеенко - это нечто.
Из земляков XX в. выделяю и люблю Ю.Д. Деева и А.Г. Поздеева.
Из современных здравствующих зарубежных - мне нравится то, что и как делает Simon Stalenhag и в плане ИЗО, и в плане передвижений по рынку.
Из известных российских современных - мне нравится то, как нынче перемещаются, и о чем говорят А.А. Виноградов&В.Е. Дубосарский (в их совместном творчестве привлекает частое вплетение животных в сюжет картин - очень сильно, на мой вкус + дурашливость некоторых сюжетов у "Винодубов" забавна).
Из современных здравствующих земляков могу выделить художницу Yashikshulga (Yashik). Слежу за ней, дивлюсь ее харизмой и стилем тут: www.instagram.com/yashikshulga - cool, nice, progressive to my mind! Как хорошо она чувствует рынок, насколько поставленный у нее ИЗО-стиль, а по ИЗО-работоспособности ее можно сравнить, разве что с Пикассо!
Из земляков суриковской закалки, - выделяю Наталью Байкалову (это состоявшаяся художница) и Марию Комиссарову, которая еще студентка Суриковского, и, мне кажется, лишь только начинает открывать для себя то, каким потенциалом она наделена: стиль, харизма, внутренний мир, ЗУНы (быть может, она широко заявит о себе, в будущем, как знать?).
Как-то так.

(Спасибо, Витя! Записала для себя много новых интересных имён – ТК)

ТК: В своем ВК ты говорил об опыте работы ассистентом художника-постановщика в рамках Ghost Doc Production над кинопроектом "Шпонька" (по Гоголю). Что это было: резкий виток в плане поиска себя или апробация новых художественных площадок? Что ты вынес из этого?

ВФ: Это исключительно апробация новой художественной площадки. В ходе этой апробации я не только рисовал, но и знакомился с различной видео, аудио, текстовой информацией касательно того, что такое есть и что делает художник-постановщик. Такое мини-погружение в профессию. И из всего этого я вынес лишь одно: что художник-постановщик - это совершенно не мое.

Вообще, все кинематографическое, как некий практический ИЗО-срез - не мое. Тут понял это окончательно, хотя интуитивно давно чувствовал (просто я не доверяю своей интуиции).

Художник-постановщик же - это, скорее, для ребят с театрального отделения того же Суриковского училища. Но это никак не для меня, - человека, который от всей безграничной разноплановой территории ИЗО хочет лишь одного: отвлекаясь от повседневных задач, экспериментировать для себя с сюжетом картин/холстов/полотен, с композицией, цветом + описывать текстом, что к чему. Вот и все, что мне надо от ИЗО. Вот и все пространство, в котором я буду двигаться в ИЗО-плане.

Можно отнестись к этому с печалью, назвать скучным: такая внятность/предсказуемость/рамочность, - и это для художника?! Но меня больше печалит то, что почти целых пять лет я шел к этому (живопись как отвлечение), бездарно изнурял себя, тратил приличные(!) деньги в поисках того, что мне ИЗО-надо, недодавал своих сил семье, кренил свои бизнесы, погружался в чрезмерное самокопание на фоне разгорячения себя искусством. И за ради чего? Чтобы понять, что для меня все это ИЗО - только средство отвлечься! Неоправданно большие затраты для понимания этого, - не правда ли?!

(Но признаться себе самому, что надо сменить основной вектор, на мой взгляд, не все способны. Особенно ценно сделать это вовремя. - ТК)


ТК: Можешь ли ты дать какой-то совет современным художникам?

ВФ: Начинающим художникам и тем, которые обучаются, мне бы хотелось пожелать, чтобы они как можно раньше определялись, в каком художественном пространстве они хотят развиваться/работать, и, ещё на школярной территории, приступали бы мониторить исключительно это пространство. Сейчас множество площадок, начиная от привычной ИЗО-педагогики, и заканчивая теми, которые открылись с развитием мультипликации и кинематографа, с появлением комп-гейминга, интернета, мобильных приложений, с возникновением целых ниш малого и среднего бизнеса, переплетенного с декоративно-прикладным искусством и др. Резонно определяться заранее, чтобы не болтаться и не мыкаться после выпуска, а бить в точку, - входить буравчиком в нужное и заранее исследованное пространство.

Хочу сказать спасибо Виктору сразу за многое: за вдумчивое и глубокое отношение к вопросам, за прикольный коллаж, и за отличное структурированное оформление интервью - было прямо приятно поработать вместе!
А ещё: за честное срывание покровов с ремесла художника, что лично для меня было очень интересно.
Думаю, если у кого остались или появились вопросы к Виктору, он охотно ответит на них в комментариях:)


Связаться с Виктором: https://vk.com/viktorfeds
https://www.facebook.com/viktorfeds
https://www.instagram.com/viktorfeds
Tags: Виктор Федоров, ЖЗБ, ЖЗЛ, Жизнь замечательного блогера, Таня, жизнь замечательного блогера, интервью
Subscribe
promo goodpeople september 16, 19:21 4
Buy for 100 tokens
Чтобы было как можно удобней общаться, мы упростили правила "Хороших Людей" до самого минимума. Но он - обязательный. Первый и главный вопрос: "Почему это вы называете себя "Хорошие Люди"? С какой стати - слишком положительные, что ли?" Ответ: Мы сделали площадку, на которой, предположительно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments